АРКТИКА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИМЭМО (Арктические соседи и экономический потенциал Арктики)

Description
Проблематика освоения пространств и ресурсов Мирового океана, включая Арктический регион, всегда была в сфере приоритетного внимания в исследованиях ИМЭМО. В представленных статьях показано, какие сюжеты, связанные с Арктикой, были наиболее

Please download to get full document.

View again

of 11
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Information
Category:

Documents

Publish on:

Views: 43 | Pages: 11

Extension: PDF | Download: 0

Share
Tags
Transcript
  103 ГУДЕВ Павел Андреевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО им. Е. М. Примако-ва РАН, РФ, 117997 Москва, ул. Профсоюзная, 23 ( gudev@ imemo.ru ). Окончание.  Начало см. в № 5 за 2017 г. МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, 2017, том 61, № 6, с. 103󲀓113  ПРОБЛЕМА ШПИЦБЕРГЕНА  Вопросы, связанные с правовым статусом ар-хипелага и окружающих его вод, стали неизменной повесткой советско-норвежских отношений с конца 70-х годов ХХ столетия. Это было связано с тем, что, как отмечалось в работах ИМЭМО, Норвегия стала активно расширять юрисдикцию на морские райо-ны с целью распространить свои суверенные пра-ва на живые ресурсы данных акваторий. Она начала вытеснять из них иностранных рыбаков, традици-онно занимавшихся в этих водах рыбным промыс- лом в полном соответствии с международным пра-вом и общепринятой практикой [1, с. 22]. Так, Нор-вегия одной из первых в Европе в одностороннем порядке с 1 января 1977 г. установила 200-мильную экономическую зону, а с 15 июня 1977 г. приняла закон о создании 200-мильной рыбоохранной зоны вокруг архипелага Шпицберген с ужесточенным ре- жимом рыболовства.Ни СССР, ни в дальнейшем РФ, ни другие участ-ники Договора о Шпицбергене ее не признавали, как противоречащую положениям Парижского до-говора 1920 г. В результате, последовала целая серия конфликтов с задержанием советских судов, что по-ставило советско-норвежские отношения на край вооруженного конфликта. Ситуация была отчасти  урегулирована лишь в 1978 г., когда был подписан целый ряд соглашений относительно рыболовства. Однако с развалом СССР давление норвежцев на российских рыбаков стало возрастать. 2000-е годы были отмечены регулярным задержанием и арестом Как известно, воды Северного Ледовитого океа-на омывают берега только пяти государств   –   России, обладающей самой протяженной береговой линией в Арктике, Канады, обладающей вторым по про-тяженности побережьем, а также США, Норвегии и Дании, в состав которой входит Гренландия. Часть территории еще трех стран   –   Швеции, Финляндии и Исландии   –   расположена за Полярным кругом, что является основой признания их интересов в ре-гионе, и именно поэтому они имеют статус посто- янных членов Арктического совета. Реализация по- литики Российской Федерации в Арктике не может не учитывать этого соседства, в особенности с го-сударствами, имеющими с нами смежное побере- жье   –   Норвегией и Соединенными Штатами. Деся-тилетиями эти взаимоотношения были осложнены определенными проблемами, в том числе правового характера. Однако даже в советские годы экспертам ИМЭМО было очевидно, что освоение ресурсно-го потенциала региона, его транзитных возможно-стей   –   процесс, который с трудом может быть осу-ществлен без развития совместной кооперации и со-трудничества всех без исключения приарктических государств. DOI: 10.20542/0131-2227-2017-61-6-103-113 Статья поступила в редакцию 06.04.2016.Ключевые слова: Арктика, Северный Ледовитый океан, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Се-верный морской путь, архипелаг Шпицберген, о. Врангеля, Чукотское море, Берингово море, делимитация  морских пространств.Проблематика освоения пространств и ресурсов Мирового океана, включая Арктический реги-он, всегда была в сфере приоритетного внимания в исследованиях ИМЭМО. В представленных ста-тьях показано, какие сюжеты, связанные с Арктикой, были наиболее востребованы в работах Ин-ститута, и как прогнозы предшествующих лет не утратили своего значения и актуальности вплоть до сегодняшнего времени. Во второй части рассмотрены вопросы оценки ресурсного потенциала Ар-ктики и необходимости международной кооперации в этой области; развития Северного морского пути (СМП), включая обеспечение безопасности судоходства; влияния фактора Шпицбергена на фор- мат (советско-)российско-норвежских взаимоотношений, а о. Врангеля и разграничения в Беринговом  море – советско-американских. © 2017 г. П. Гудев  АРКТИКА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИМЭМО (Арктические соседи и экономический потенциал Арктики) ИЗ ИСТОРИИ ИМЭМО  104 ГУДЕВМИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ2017том 61№ 6 рыболовных судов под флагом России норвежской береговой охраной, а также введением принудитель-ной практики еженедельных отчетов об уловах пе-ред норвежскими властями [2].Экспертами ИМЭМО были отмечены тенденции по ревизии со стороны Норвегии положений Па-рижского договора 1920 г., предоставляющего всем его участникам (сейчас их более 50) равные права по осуществлению всех видов экономической дея-тельности на архипелаге и в пределах его террито-риальных вод. Причем они лишь усилились после вступления в силу в 1994 г. Конвенции ООН по мор-скому праву 1982 г. и ратификации ее Осло в 1996 г. Фактически речь шла о том, что конвенционные нормы рассматривались норвежскими властями как имеющие более приоритетное значение по сравне-нию с положениями Договора о Шпицбергене.Позиция, закрепленная в отечественной пра-вовой доктрине и находящая активную поддержку среди ряда других участников Парижского догово-ра, прежде всего   –   Исландии, Испании, Дании, за-интересованных в равноправном осуществлении рыбного промысла в акваториях вокруг Шпиц-бергена, состояла в том, что суверенитет Норве-гии над архипелагом предоставлен ей с определен-ными ограничениями. Главным из них являют-ся предусмотренные Договором 1920 г. абсолютно одинаковые права Норвегии, России и других го-сударств-участников на занятие различными хо-зяйственными операциями в “местностях” Шпиц-бергена и в их “территориальных водах”, включая равные права на рыболовство, охоту и горные про-мыслы. При этом, с правовой точки зрения, чрез-вычайно важным обстоятельством является то, что эти ограничения суверенитета Норвегии свидетель-ствуют о невозможности считать статус “территори-альных вод местностей” Шпицбергена идентичным статусу “территориального моря прибрежного госу- дарства”, закрепленному в Конвенции о террито-риальном море и прилежащей зоне 1958 г., а также в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Участ-никами Парижского договора 1920 г. был уста-новлен специальный институт “территориальные воды местностей Шпицбергена”, в отношении ко-торых было оговорено, что в них Норвегия не осу-ществляет суверенитета над природными ресурса-ми, напротив, все государства   –    участники Догово-ра имели одинаковые права на природные ресурсы территориальных вод Шпицбергена. Морские при-родные ресурсы у Шпицбергена открыты для экс-плуатации судами под флагом СССР/России и дру-гих государств-участников, которые допущены на одинаковых условиях к использованию природ-ных ресурсов в территориальных водах архипелага. Норвегия не может установить в его территориаль-ных водах право мирного прохода, напротив, все го-сударства-участники вправе беспрепятственно осу-ществлять в них плавание. Для доступа в террито-риальные воды Шпицбергена иностранного судна стран   –    участниц Договора, в том числе для заня-тия “всякими” промыслами, не требуется согласие Осло. Принципиальное отличие территориальных вод Шпицбергена от территориального моря Нор-вегии состоит также в том, что последняя не впра-ве запретить или препятствовать проведению здесь научных исследований. Соответственно, многими из тех прав, которыми Норвегия обладает как при-брежное государство в своем территориальном море, она не обладает в “территориальных водах местно-стей” согласно Договору о Шпицбергене 1920 г. При этом нет никакого другого источника права, на ко-тором бы основывались права Норвегии в отноше-нии архипелага [3, cс. 191-217; 4].В силу того, что Договор 1920 г. не дает Норве-гии оснований для установления режима террито-риального моря вокруг Шпицбергена, нет никаких правовых оснований для установления Норвегией режима 200-мильной исключительной (рыболов-ной, рыбоохранной) зоны, а также режима конти-нентального шельфа вокруг архипелага. Только го-сударства   –    участники Договора вправе установить вокруг Шпицбергена морские зоны и определить их правовой режим. Таким образом, односторон-ние действия Осло могут рассматриваться как на-рушение международного права. Несмотря на по- явление в международном праве таких институтов, как исключительная экономическая зона и конти-нентальный шельф, они не изменили коренным образом сферу действия обязательств по Договору 1920 г. Эти изменения могут вступить в силу толь-ко по итогам принятия нового договора в ходе созы-ва международной конференции по Шпицбергену. Однако такой вариант не отвечает интересам Нор-вегии, поскольку большинство участников Догово-ра 1920 г. вряд ли согласились бы с ее правопритя-заниями. В итоге, Норвегия вправе распространить свою исключительную юрисдикцию на 200-миль-ную зону вокруг архипелага, на ее дно и недра толь-ко с согласия других заинтересованных государств [3, сс. 191-217; 4].Заключение российско-норвежского договора о разграничении морских пространств в Баренце-вом море и Северном Ледовитом океане 1  способ-ствовало тому, что норвежская сторона лишилась 1  Договор между Российской Федерацией и Королевством Норвегия о разграничении морских пространств и сотруд-ничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. 15 сентября 2010 г. [5, cс. 93-101].   АРКТИКА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИМЭМО 105МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ2017том 61 № 6 главных препятствий на пути признания режима 200-мильной исключительной экономической зоны и соответствующего ей континентального шельфа вокруг островов архипелага. Следуя содержанию за-ключенного Договора (ст. 2), Российская Федерация согласилась с признанием суверенных прав и юрис- дикции Норвегии к западу от проведенной разгра-ничительной линии. Тем самым, Россия формально признала наличие территориального моря, конти-нентального шельфа и 200-мильной зоны Норвегии вокруг Шпицбергена [6; 7; 8; 9].При этом в работах ИМЭМО абсолютно коррек-тно отмечалось, что “делая определенные уступки Норвегии относительно признания ее прав на эко-номическую зону и континентальный шельф во-круг Шпицбергена… Россия могла бы рассчитывать на определенные уступки с норвежской стороны по смягчению ее позиции касательно основного спор-ного участка морской границы в Баренцевом море” [10, с. 66]. Делался акцент на том, что даже такого рода “компромисс за счет уступок по Шпицберге-ну тоже следовало бы тщательно взвесить, так как воды вокруг Шпицбергена   –   один из наиболее важ-ных промысловых районов северных широт. Вы- лов СССР в 200-мильной зоне архипелага состав- лял вплоть до последнего времени около 300 тыс. т” [10, с. 66].При выборе модели разграничения, подчерки-валось исследователями, «Россия может указывать на исторические интересы, соображения безопасно-сти в качестве “особых обстоятельств”, принимае-мых в расчет при делимитации». Отмечалось также, что “в решениях Международного суда или арби-тража, связанных с делимитацией континенталь-ного шельфа, равноудаленность 2  не рассматривалась  даже в качестве первого шага; из принципа она пре-вращалась в простой метод; ей должна была пред-шествовать оценка имеющих к делу обстоятельств или применение других методов, причем выбор об-стоятельств зависел, главным образом, от географи-ческой конфигурации берега” [10, сс. 67-68].Однако подписанный Договор в большей сте-пени учел так называемые запросные требования Норвегии, основанные на позиции, согласно кото-рой линия разграничения должна была быть про-ведена по принципу равного отстояния. В отноше-нии южной части района разграничения (которая 2  Так, именно норвежская сторона отстаивала на перегово-рах необходимость принятия за основу разграничения ме-тод срединной (медианной) линии, в то время как СССР отдавал приоритет критерию “особых обстоятельств”, ко-торые включали в себя помимо географических характери-стик района делимитации еще политические, экономиче-ские, демографические и иные обстоятельства. используется наиболее интенсивно), там, где рав-ноотстоящая линия отсчитывается от материко-вых побережий России и Норвегии, это был абсо- лютно приемлемый подход. В центральной и север-ной частях позиция Норвегии была некорректной, поскольку она основывалась на отсчете равноот-стоящей линии от побережья островов Шпицбер-гена. Согласно же Договору 1920 г., как уже было показано выше, вокруг островов архипелага нель-зя было отсчитывать ни территориальное море, ни континентальный шельф Норвегии. РФ учла по-зиции Норвегии и тем самым потеряла часть свое-го континентального шельфа в этих районах и де-факто признала права Норвегии на континенталь-ный шельф к востоку от района действия Договора о Шпицбергене.Вместе с тем априори было понятно, что Норве-гия никогда не согласится на разграничение по сек-торальной линии (то есть линии границ полярно-го сектора) в южной части Баренцева моря, так как это было бы полное согласие с запросной позицией России. Отказ же Москвы от секторальной линии в южной части можно было бы обменять на согла-сие Осло признать секторальную линию в качестве  линии разграничения континентальных шельфов в центральной (между Шпицбергеном и Новой Зем- лей) и северной (между Шпицбергеном и Землей Франца-Иосифа) частях. Такой компромисс был возможен, учитывая полное отсутствие у Норвегии всяких правовых оснований на континентальный шельф за пределами восточной границы действия  Договора 1920 г. [6]. Однако этого сделано не было.Односторонний пересмотр российских пози-ций может привести к тому, что любая экономиче-ская деятельность России в морских районах вокруг Шпицбергена, предоставленная ей и другим участ-никам Договора, станет юридически невозможной.  Данные опасения основаны на том, что в тексте  документа нет никаких упоминаний ни о равных правах России с Норвегией на использование жи-вых/неживых ресурсов в рамках действия Догово-ра 1920 г., ни даже банального упоминания о суще-ствовании и действии такого Договора. Более того, ревизия последнего отвечает интересам целого ряда  других стран, не имеющих правопритязаний на эти морские пространства   –   США, Великобритании, Франции. Активная роль Норвегии в рамках НАТО также предусматривает целесообразность размыва-ния Договора с целью усиления национального ре-гулирования в этих акваториях.В исследованиях ИМЭМО обращалось также внимание на то, что Норвегия проводит политику по ограничению советского присутствия на архипе- лаге путем установления заказников, заповедников,  106 ГУДЕВМИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ2017том 61№ 6 запретных районов. Так, например, норвежское пра-вительство превратило Северо-Восточную Землю в заповедник, ограничив в нее доступ, полеты ави-ации над ней, а также посещение этой территории научными экспедициями иностранных государств [1, сс. 21-22]. Еще с 1978 г. свою деятельность на архипела- ге начала Шпицбергенская экспедиция Института археологии РАН. За более чем 25 лет экспедиция провела большую работу по поиску, регистрации, спасению и научному исследованию разнообраз-ных памятников русской истории: промысловых становищ и отдельных жилищных и хозяйствен-ных сооружений, погребений, приметных крес-тов и остатков судов. Было обследовано 44 посе- ления, свыше 20 погребений, 25 остатков крестов и 60   мест залегания судового дерева [11, с. 25]. Де- ятельность российских археологов еще раз под-твердила тот факт, что русские промысловики   –   поморы   –   были первыми, кто осваивал Шпицбер-ген, и, таким образом, законность прав России на  учас тие в хозяйственном освоении архипелага на- учно обоснована.Однако, принятый Норвегией в односторон-нем порядке, то есть в обход положений Догово- ра 1920 г., Закон “Об охране окружающей среды на Шпицбергене” от 2001 г., ограничивает права на ведение хозяйственной и научной деятельности на архипелаге всех участников Договора. Норвежская сторона закрепила за собой право на “введение статуса особо охраняемых территорий, на которых запрещено проведение любых археологических ра-бот, ограничение раскопок” [12, сс. 18-19]. Вокруг  любого охраняемого памятника культуры, в том числе следов пребывания человека, устанавлива-ется 100-метровая охранная зона, внутри которой нельзя вести раскопки. Таким образом, норвеж-ская сторона предпринимает определенные шаги, которые, с одной стороны, продиктованы инте-ресами защиты окружающей среды и культурно-го наследия, а с другой   –   призваны не допустить  усиления правовых позиций Российской Федера-ции в отношении Шпицбергена. О. ВРАНГЕЛЯ И ДЕЛИМИТАЦИЯ МОРСКИХ ГРАНИЦ МЕЖДУ СССР И США  В работах сотрудников ИМЭМО были отмече-ны и забытые на сегодняшний день сюжеты. На-пример, существовавшие долгие годы претензии США на целый ряд островов Восточно-Сибирского и Чукотского морей, включая о. Врангеля. Несмо-тря на нанесение на карты местоположения о. Вран-геля в ходе экспедиции 1821–1823 гг. лейтенантом русского флота Ф. П. Врангелем, американские ис-следователи и промысловики гораздо позднее   –   пре-имущественно во второй четверти XIX в.   –   неодно-кратно посещали о. Врангеля и ошибочно присоеди-няли его к США под названием “Новой Колумбии” [13, с. 3]. Это привело к тому, что царское правитель-ство в сентябре 1916 г. выпустило специальную ноту, фиксирующую, что о. Вилькицкого, Земля Импера-тора Николая II, о. Цесаревича Алексея, о-ва Старо-камодского, Новонащенного, Генриетты, Жанетты, Бенетты, Геральд и Уединения составляют вместе с о-вами Новая Сибирь, Врангеля и другими, нахо- дящимися у азиатского побережья России, неотде- лимую часть территории Российского государства 3 .В годы гражданской войны на суверенитет над этими островами высказывали претензии Вели-кобритания (на официальном уровне, правда, это опровергавшая) и Канада в качестве доминиона Британской империи. В 1924 г. американские част-ные компании заявили о правах США на о. Вран-геля, на что со стороны правительства СССР был выпущен специальный меморандум в адрес США и других государств, еще раз подтверждавший тер-риториальную принадлежность этих островов РСФСР с указанием на ноту царского правительства от 1916 г. В Меморандуме также особо отмечалось, что в соответствии с Договорами об уступке Аляски от 1867 г. США обязались не предъявлять никаких требований к островам и землям, лежащим в водах, омывающих северное побережье Сибири, и распо- ложенных к западу от линии, установленной упо-мянутым договором [13, с. 5]. Так, в ст. 1 Договора 1867 г. по поводу линии разграничения в СЛО было заявлено: “Западная граница уступленных терри-торий проходит через точку в Беринговом море под шестьдесят пятым градусом и тридцатью минутами северной широты в ее пересечении с меридианом, отделяющим на равном расстоянии острова Крузен-штерна или Игналук от острова Ратманова или Цу-нарбук и направляется по прямой линии безгранично к северу, доколе она совсем не теряется в Ледовитом океане  (курсив мой.   – П.Г. )” 4 .Именно в ответ на вышеуказанные претензии Президиум ЦИК СССР принял 15 апреля 1926 г. по-становление об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледо-витом океане, которое впоследствии стало основой 3  Циркулярная нота МИД России. 20 сентября 1916 г. [5, с. 140]. 4  Высочайше ратифицированная Конвенция об уступке Се-веро-Американским Соединенным Штатам российских се-веро-американских колоний. 30 марта 1867 г. [5, сс. 77-82].   АРКТИКА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИМЭМО 107МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ2017том 61 № 6 так называемого секторального подхода 5  к разгра-ничению в Арктике. В его рамках в законодатель-ном порядке все земли и острова “как открытые, так и могущие быть открытыми в дальнейшем”, не составляющие к моменту опубликования данного постановления признанной Правительством СССР территории иностранных государств и расположен-ные в указанном секторе СЛО, объявлялись терри-торией Союза ССР 6 .США, однако, неоднократно как на эксперт-ном, так и на политическом уровне выступали с обоснованием того факта, что именно гражда-не Соединенных Штатов участвовали в открытии и исследовании каждого из островов, расположен-ных в Чукотском море. Конец этим правопритя-заниям формально положило Соглашение между СССР и США о линии разграничения морских про-странств 7  (так называемый Договор Бейкера–Ше-варднадзе), в основу которого была положена ли-ния, зафиксированная в вышеупомянутой Конвен-ции 1867 г.Тем не менее в 1999 г. парламент штата Аляска поставил под сомнение законность границ между США и Россией, так как Соглашение было подпи-сано без участия представителей Аляски в перегово-рах и, соответственно, рекомендовал его денонсиро-вать [15]. Парламент Аляски посчитал, что “предла-гаемый договор должен быть аннулирован, и новые переговоры должны быть проведены с участием штата Аляска, а условия нового соглашения, отно-сящиеся к территории, суверенитету или собствен-ности штата Аляска, должны приниматься только с согласия этого штата”. Не согласна Аляска, а так- же ряд американских экспертов, и с передачей под 5  Концепция полярных секторов исходит из того, что неотъ-емлемой частью территории государства, побережье кото-рого выходит к Северному Ледовитому океану, являются земли, в том числе островные, к северу от побережья такого государства в пределах сектора, образованного данным по-бережьем и меридианами, сходящимися в точке Северного географического полюса и проходящими через западную и восточную оконечности такого побережья; соответству-ющее арктическое государство осуществляет в таком сек-торе определенную целевую юрисдикцию (прежде всего, в целях защиты хрупкой арктической окружающей среды, сохранения биоразнообразия). Пределы полярных секторов арктических государств не являются их государственными границами. Сектор воспринимается лишь как некий гео-графический район с тем лишь признанием, что в его пре- делах суверенитет государства распространяется на земли и острова [14, сс. 484-485]. 6  Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане [5, с. 242]. 7  Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств (Вашингтон, 1 июня 1990 г.) [5, сс. 90-93]. российский суверенитет о-ов Врангеля, Геральда, Беннета, Генриетты, Медного, Сивуча и Калана [16].Эти правопритязания, безусловно, носят марги-нальный характер, поскольку суверенитет России над этими островами широко признан и осущест-вляется в течение длительного времени. Позиция Госдепартамента по этому поводу выглядит сегодня также предельно однозначной: “Переговоры, кото-рые привели к заключению этого Соглашения, не затрагивали статус о. Врангеля, о. Геральд, о. Бен-нетта, о. Жаннета, или о-ов Генриетты… Ни один из этих островов и скал, перечисленных выше, не были включены в сделку по покупке Соединенны-ми Штатами Аляски у России в 1867 г., на них ни-когда не претендовали США, хотя американцы были вовлечены в открытие и разведку некоторых из них” [17].Что же касается самого Договора 1990 г. о дели-митации морских пространств между СССР и США, то эксперты ИМЭМО вполне справедливо отмеча- ли многие негативные последствия данного согла-шения [10, сс. 71-72]. В частности, указывалось на то, что в связи с согласием советского руководства положить в основу разграничительной линии, уста-новленную Конвенцией об уступке Аляски 1867 г., значительный участок акватории с ежегодным вы- ловом около 150 тыс. т рыбы отходил США. Дей-ствительно, вследствие отказа СССР от делимита-ции по равному отстоянию, Соединенные Штаты окончательно закрепили за собой значительный  участок в Беринговом море, где традиционно вели  лов советские моряки. В результате, к Америке ото-шла часть ИЭЗ СССР в виде “специальных восточ-ных районов”, а также они получили значитель-ные преимущества по площадям континентально-го шельфа в открытой анклавной части Берингова моря, находящейся за пределами 200-мильных зон СССР и США.Соглашение не было ратифицировано ни Вер-ховным Советом СССР, ни Государственной Думой РФ. Тем не менее оно продолжает исполняться на временной основе после обмена дипломатически-ми нотами между Госдепартаментом США и МИД СССР от 1 июня 1990 г. При этом его денонсация вряд ли отвечает интересам России [18].Прежде всего, это связано с тем, что, как отме-чалось в материалах ИМЭМО, данная линия позво- лила сохранить восточную границу арктического сектора СССР, установленную еще постановлением ЦИК 15 апреля 1926 г. [10, с. 75]. Сегодня эта гра-ница является фактически признанной Россией и США линией разграничения их исключитель-ных экономических зон и континентального шель-фа в Чукотском море и СЛО, а ее пересмотр, в том
Related Search
Similar documents
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x